BCS GM оценивает потери бюджета РФ на уровне $30-50 млрд в 2023 году из-за нефтяного эмбарго EС

Потери российского бюджета могут составить в 2023 году $30-50 млрд из-за нефтяного эмбарго Eвросоюза, говорится в обзоре старшего экономиста BCS Global Markets (BCS GM) Натальи Лавровой.

Шестой пакет санкций ЕС в отношении России вступил в силу 3 июня: он предусматривает отказ от ввозимой по морю нефти из РФ через шесть месяцев. Отказ от ряда российских нефтепродуктов, согласно решению, должен занять чуть больше: восемь месяцев. «Эти меры могут стать серьезным вызовом для российской экономики, которая в существенной степени зависит от нефтяных доходов и ее партнерства с Европой», — полагает эксперт инвестбанка.

«Согласно последним данным о торговле, на ЕС приходится около 50% российской нефти и нефтепродуктов (по нашим оценкам, в первом квартале 2022 года эта доля увеличилась до 55%), что делает ЕС основным источником экспортных доходов для России. Однако за период с марта по апрель поставки нефти из России сократились на 20%. Россия все еще может найти новые направления для экспорта своей нефти, но после введения нефтяного эмбарго эта задача усложнится, следовательно, в среднесрочной перспективе торговая и бюджетная позиция РФ может претерпеть серьезные изменения», — пишет Лаврова. По ее мнению, в 2022 году внешние счета и бюджет России, вероятно, сохранят сильные позиции.

«Наши оценки подтверждают, что даже при неблагоприятном сценарии запрета на российскую нефть, который нацелен на 75% поставок в ЕС в 2022 году, внешние позиции России останутся сильными — торговый профицит выше $250 млрд. Если цены на нефть марки Urals превысят $105 за баррель, то ценовой эффект полностью компенсирует потери объемов в 2022 году», — говорится в отчете BCS GM.

Между тем в 2023 году, как считает экономист, ситуация представляется менее благоприятной, потери бюджета РФ могут составить порядка $30-50 млрд.

«В рамках стресс-теста эти оценки основаны на предположении о 90% сокращении объемов экспорта нефти в ЕС, что, тем не менее, будет частично компенсировано ростом цен (т.е. нам не нужно делать предположения о возможных объемах перенаправления нефтяных потоков на Восток — объемы нефтяного экспорта и его цена находятся в балансе). Мы также подразумеваем, что изменение экспортных возможностей России приведет к сокращению добычи нефти, поэтому основное влияние санкций на доходы бюджета транслируется через НДПИ и экспортные пошлины. Таким образом, при неблагоприятном сценарии падения добычи на 30% (до 350 млн тонн) и стоимости нефти Urals по $80 за баррель доходы бюджета могут оказаться на $50 млрд ниже в 2023 году, чем предусмотрено законом о бюджете. Однако если цены на нефть Urals вырастут до $110 за баррель, потери составят $30 млрд», — пишет эксперт.

«Учитывая зависимость России от нефтяных доходов (40% доходов бюджета против 12% за счет газа), в 2023 году бюджетная позиция России может отказаться под угрозой», — резюмирует Лаврова.

наверх